Интересные факты из жизни Лескова

Талант одного из самых известных русских писателей Николая Лескова формировался в непростых условиях.

Лесков НиколайНиколай Лесков родился 16 февраля 1831 года в селе Горохово Орловской губернии. Его дед был священником, а отец — заседателем Орловской уголовной палаты, получившим потомственное дворянство.

Детские годы Лескова прошли в Орле. А в 1839 году, когда отец вышел в отставку, семья переехала на хутор Панино Кромского уезда.

Двоечник

Лесков плохо учился в школе. Вернее, в Орловской гимназии, куда был отдан в 10 лет – в 1841 году. Коля учился неважно, хотя не был лишён одарённости. Несмотря на способности, он оказался в числе отстающих.
В гимназии Лесков с грехом пополам проучился пять лет, а аттестат получил за окончание всего двух классов, так как не выдержал переводных экзаменов.
Много и часто спорил он с преподавателями и говорил всем, что ненавидит зубрёжку. Писатель вспоминал о тех годах:

Так, в Орловской гимназии, где я учился, классные комнаты были до того тесны, что учителя затруднялись найти ученику, отвечающему урок, такое место, до которого бы не доходил подсказывающий шепот товарищей, духота всегда была страшная, и мы сидели решительно один на другом. Между тем наверху было несколько свободных комнат и прекрасная зала, в которую нас впускали раз в год, в день торжественного акта; остальные 364 дня в году двери залы были заставлены какими-то рогатками…

Непростой характер и ужасная успеваемость вынудили его в 1846 году бросить гимназию, не доучившись, а дальнейшее обучение с аттестатом об окончании лишь двух классов было уже невозможно. Словом, науки он постигал в домашних условиях, что, впрочем, для того времени считалось делом обычным.

Сердобольник

Самым известным писателем-вегетарианцем считается Лев Толстой. Заразил он и Николая Лескова, который во многом учителя опередил. Исследователи считают, что Лесков первым в русской литературе ввёл персонаж вегетарианца, сделав это в повести «Фигура», и использовал в других произведениях. Особенно ярким получился диалог в рассказе «Полуношники». В нём заложена сама философия Лескова:

- Мне кажется, вы слабы и нездоровы?
— Нет, — говорит она, — я совершенно здорова.
— Вы, говорят, мясо не едите?
— Да, не ем.
— А отчего?
— Мне не нравится.
— Вам вкус не нравится?
— И вкус, и просто я не люблю видеть перед собою трупы.

Лесков не только являлся убеждённым вегетарианцем, но и разделил сторонников
такого питания на категории. К одному типу отнёс тех, кто не ест мясо из «гигиенических соображений», ко второму тех, кто делает это из чувства жалости к убитым животным.
Последних писатель величал «сердобольниками», и относил себя к сей категории. Теорию свою Лесков в 1889 году опубликовал в заметке, в которой почти на научной основе доказывал разделение вегетарианцев на типы.
Он же известен, как автор идеи создания вегетарианской поваренной книги России. Общественность его осмеяла, много было насмешек на печатных станицах, однако в 1894 году книга увидела свет. Она включала более 800 рецептов вегетарианских блюд, хлебов и напитков со вступительной статьёй.

Торговый агент

На творческий путь Лескова подтолкнула служба в коммерческой фирме «Шкотт и Вилькенс». Произошло это в 1857 году, и к тому времени прошло уже восемь лет, как Николай перебрался из Орла в Киев. Во главе фирмы стоял англичанин Шкотт, женившийся на тёте будущего писателя и управлявший имениями Нарышкина и графа Перовского. Лескова в фирму приняли на должность агента. В своих воспоминаниях он отвёл пару строк тем событиям:

Вскоре после Крымской войны я заразился модною тогда ересью, за которую не раз осуждал себя впоследствии, то есть я бросил довольно удачно начатую казённую службу и пошел служить в одну из вновь образованных в то время торговых компаний. Хозяева дела, при котором я пристроился, были англичане. Они ещё были люди неопытные и затрачивали привезённый сюда капитал с глупейшей самоуверенностью. Из русских был только я.

По роду службы ему пришлось много, как сказали бы сейчас, бывать в командировках. В пути Лесков стал делать наблюдения и пометки, которые затем превратились в заметки, а после – и в очерки. Так, работая агентом, он набирался писательского духа и опыта, и новое начинание явно пришлось ему по душе. Три года путешествовал Лесков по всей стране, представляя свою фирму. За плечами к тому же был не один год казённой службы. И однажды настал час, когда Лескову нашлось, что выплеснуть на бумагу.

Подвижник

Писатель глубоко интересовался старообрядчеством. Интерес проявился в годы его киевской жизни. Лесков искал в старообрядцах сильные образы. По его мнению, старая вера несла в себе тайну. Лесков настоятельно искал встречи со старообрядцами, о чём на склоне лет написал в малоизвестной заметке «Лексинские доживалки»:

Около 30 лет тому назад, когда я стал немножко заниматься бытовой жизнью в русском расколе, мне казалось, что самые интересные характеры по своей целостности должны быть старики и старушки, доживающие свой век на Выге в «руинах». Тогда еще их было там, говорили, будто до тридцати человек, и я хотел к ним съездить, чтобы их увидеть и записать то, что увижу. Это представляло тогда значительные трудности, потому, что нелегко было получить такие рекомендации, которые расположили бы «доживальщиков» принять меня с доверием и не испытать тревоги по случаю моего посещения.

Лесков в итоге съездил в Ригу, где обитали, как он сам их называл, «практические старообрядцы». Но познакомившись с ними поближе, писатель понял, что тайны никакой и нет. Если раньше величал он старообрядцев революционерами, ушедшими в мир подвижников, то после общения стал называть их «последними верующими, самыми полными из верующих на земле». Однако несомненно, что интерес к Старой Вере нашёл отражение в творчестве писателя.

Клерк

В юности Николаю Лескову, потерявшему место в гимназии, пришлось поработать в Орловской уголовной палате. Этому поспособствовал отец будущего писателя. Он и сам ранее работал там и, списавшись со знакомыми, сумел трудоустроить сына.
Должность Николаю дали самую маленькую. Он был одним из писцов, начинавших карьеру «на табуретке за шкафом в углу». Подавая прошение о приёме на службу, Лесков приложил к ней любопытнейшую подписку. Звучала она так:

1847 г. мая 3 дня я, нижеподписавшийся, согласно примечанию к 407-й статье 3-го тома устава о службе и определению от правительства, дал сию подписку Орловской палате уголовного суда в том, что я не принадлежу ни к каким масонским ложам и другим тайным обществам, под какими бы то они названиями не существовали, и что впредь к оным принадлежать не буду. Из дворян Николай Семёнов сын Лескова руку приложил.

Писатель вспомнил о подписке лишь четверть века спустя, упомянув о ней в статье «Дневник Меркула Праотцева», вышедшей в 1874 году в журнале «Русский мир».

На ту же тему
Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Литературная-Столица.рф © 2018 ·   Войти   · Тема сайта и техподдержка от GoodwinPress Наверх