Издатель из Челябинска Марина Волкова об Орле, литературе и журнале «Место»

Осенью прошлого года в Орле по приглашению фонда «Культурное движение» побывали представители Галереи Уральской Литературы. Знакомство с нашим городом, общение с нашими литераторами и попытка презентовать их творчество широкой интернет-аудитории сподвигли соавтора проекта «ГУЛ» на размышления об увиденном.

Волкова Марина«Литературная столица» предлагает читателям фрагменты этих текстов. Взгляд со стороны часто бывает достаточно верным.

Фрагмент первый
Про перспективность Орла

Из всех регионов России и Беларуси, где мне удалось побывать (и пообщаться с поэтами), самой перспективной площадкой для ускоренного развития региональной литературы мне представляется Орёл.

Во-первых, тут богатая литературная история. Но, если на литературном поле Москвы или Питера взошла и всходит литература новых времен, то литературные запасы Орловщины ещё и не освоены в полной мере, и освоение их идет очень робко. И главное даже не в текстах писателей, которые родились и творили в Орле (хотя и это — мощнейший ресурс!) Роскошь Орла в том, что городу удалось сохранить ОБРАЗ ЖИЗНИ ЛИТЕРАТОРОВ.

Законсервировать или сочинить, — неважно; важно, что в Орле целая коллекция образов жизней литераторов. Не как образцов для подражания, а как материализации простейших в своей очевидности утверждений: «Можно просто писать книги. Можно просто быть литератором. Можно просто посвятить этому всю свою жизнь». Такое своеобразное «бронирование» места в культуре для современных и будущих талантов: «Есть простая профессия — книги писать».

Музеи Орла ориентированы, слава Богу, вовсе не на праздных туристов, не на школьников-студентов, а на серьёзных литераторов, профессионалов, которые могут прийти сюда за советом, поддержкой, идеей; могут в музее построить параллель между собой и им, ушедшим из жизни физической, но оставшимся в литературе, — Лесковым, Буниным, Андреевым, Тургеневым…

В музеях Орла — прецеденты литературного творчества, материально воплощенные в вещах и документах. Всё для профессионального самоопределения нынешних и будущих литераторов.

Фрагмент второй
Про два (три) Орла

Краткое пребывание в Орле оставило в памяти два совершенно разных города.

Первый отпечатался подпрыгиванием машины на городских ухабах и тёмными улицами; деталями распада и небрежностью городского ландшафта.

Второй был ярок, кипел страстями и мыслями, на каждом углу его происходили события российского (а то и более!) масштаба: вот в этом доме родился N, вон в той церквушке крестился B, а в этой усадьбе жил племянник того самого А… И при упоминании каждого имени разворачивались вселенные, в город врывались запахи, цвета, гомонили люди, сиюминутно решалась чья-то судьба и от кого-то зависело счастье или несчастье всей жизни…

И первый Орёл не выдерживал напора второго, виртуального Орла, и рушился, непрерывно превращаясь в маленькое незначимое и незначительное провинциальное место, где ничего не происходит, потому как всё уже – произошло.

Неистребима привычка русского человека сравнивать несравниваемое – литературу и жизнь.
Привычка эта жестоко обошлась с Орлом: раз уж в этом неправильном сравнении всегда выигрывает литература, то единственный способ примириться с нынешней жизнью – забыть про неё, великую, русскую. Не читать, не думать, не знать. Тогда можно жить-выживать в первом Орле, не подозревая о втором. Выходить на субботники в девять утра под бодрую попсу и флаги ЕР, смотреть «Дом-2», развлекаться шопингом … А начнёшь читать – и попадёшь в плен тому, второму Орлу, от которого уже никогда не сможешь избавиться. И первый бедный Орёл покажется тесным, пустым, невыносимым…

Фрагмент третий
Про журнал «МЕСТО» из/для Орла

«Там, где в пространстве затерялось время», – это тоже из журнала «МЕСТО». ..это – Фет. Фет из Орла. Его стихотворение «Никогда» проходит через весь журнал белыми буквами, то мимикрируя под эпиграф к текстам наших современников, то впиваясь прямо в тело текста. И всегда – побеждая эти тексты. То ли потому, что нынешние авторы журнала Фета особо не читали; то ли потому, что, напротив, читали настолько хорошо, что стали говорить с ним в унисон, повторяя-пересказывая; а то ли просто потому, что строки Фета вписаны в журнал большими буквами.

На мой взгляд, лучший разворот журнала тот, где фетовские строки «Неся мой труп по вечному пути!» на фоне фотографии с табличкой «Фета пер.». Хотя бы потому лучший, что на этом развороте нет стихов современных авторов. В журнале случился странный перевёртыш: не фотографии Татьяны Озериной с видами Орла стали фоном для стихов современный поэтов, а, напротив, буковки стихов превратились в фон для орловского ландшафта и строчек Фета.

P.S. Да, а что ж журнал «МЕСТО»? Честно скажу: не знаю. Будет ли второй номер? Не знаю. Состоялся ли первый? Не знаю. Но знаю, что все, кто смотрел (а, может, даже и читал) первый номер журнала, точно увидели строки Фета. Поняли-не поняли – неважно. Увидели. И, возможно, впервые увидели Орёл и Фета – вместе. В третьем – ещё непонятом и ненайденном Орле.

На ту же тему
Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Литературная-Столица.рф © 2018 ·   Войти   · Тема сайта и техподдержка от GoodwinPress Наверх