Права и обязанности литературной столицы

Своими размышлениями в канун юбилея Орла делится московский культуролог Андрей Шатохин, выросший в нашем городе и продолжающий его любить.
ШатохинКультурный статус Орла как «третьей литературной столицы» общеизвестен. Но, как всякое третье (пятое, девятое) это почётное место всё-таки слабая позиция по отношению к лидирующей.
Наша сильная позиция:
«Орёл – столица литературных провинций». Пожалуй, более нигде в мире нет подобной плотности гениев литературы в краевой истории. Речь не идёт о новых Нью-Васюках в традициях «великого комбинатора». Мы говорим об усилении культурологических положений при подготовке к юбилею. Зачем? Юбилей предполагает итоговое обобщение, такую исключительность, такую избранность и призванность (итоговый концепт) из которого вырастает всё величие усилий, вся оправданность судьбы. А наш город, как никакой иной, заслуживает исключительных традиций и, простите, столичных привилегий. Ни напускных, ни купленных, ни сдельных, но выслуженных всем ходом истории, как почётное звание, как дворянство.

Более того, подобная трактовка нашей исторической меры способна возвести всю стратегию подготовительных мероприятий и работ до потенциала региональной идеи. Подобно «сильному» электроду поляризовать движение всех частиц, когда ранее свёрстанный муниципалитетом план и новые инициативы только усиливают друг друга. Когда легко согласуются любые работы администрации и самодеятельных коллективов на платформе общего дела. Дела, которое является не нашим, личным, но делом нашего поколения: оно больше нас, старше нас, значительнее любых наших интересов. Т.к. с орловской землёй связаны не просто лучшие литературные произведения XIX века, но «Эпоха Русского литературного ренессанса». Возрождения после раскола старой Европы, сначала географического, затем идейного. Возрождения, как поиска нового соотношения культур, экономики и политики. Этот поиск привёл Россию к необходимости обосновывать свои роль и место в новом европейском мышлении, а тем самым – к созданию нового языка русского самосознания. И наш город – живой свидетель этого возрождения. Рождения новых культурных практик в литературе, в искусстве целиком.

Что есть центр нашего города как не «историческое поселение», щедро иллюстрирующее градоустроительные координаты XIX века. Наше городское пространство, помимо титульных объектов (музеев и архитектурных памятников), всё ещё наполнено подлинными вещами рядовой исторической застройки дореволюционного периода, типичного русского города.
Где, как пишет историк Владимир Махнач, «формировалась элита концептуальная и культурная – духовенство, интеллектуалы, художники; элита политическая и военная – аристократия и высшая администрация, элита производительная – наиболее квалифицированные ремесленники и купечество».
«Типичный русский город, – продолжаем цитировать В. Махнача, – город усадебной застройки, потому что на Руси «город не очень сильно отрывается от деревни, <…> и в деревне и в городе первичной ячейкой был односемейный двор-усадьба. Любопытно, что эта традиция дожила до нашего века в мещанских полукаменных домах». Понимая мещанство в пушкинской традиции: «Не офицер я, не асессор, / Я по кресту не дворянин, / Не академик, не профессор; / Я просто русский мещанин.», т. е. горожанин, домовладелец. Вспомним «нижегородского мещанина» Минина. Именно мещанам принадлежала большая часть городского недвижимого имущества.

Сколько ещё неухоженной, вековой столярки можно встретить в старом городе Орла, требующей не самой дорогой (щёток, лака, масла) реставрации, которая вполне по силам любому студенту худграфа или художественного училища. И если рядом с отреставрированными, скажем, наличниками, филёнчатой дверью или ставнями, появится «визитка» с именем реставратора (помимо атрибутации) — это ли не престиж. Так учебный процесс может совпасть с нуждами города, сработать на общегородские интересы. А ведь встречается и белокаменный фундамент, и кованые элементы крыльца, и мощёный камнем переулок. И всё это не просто иллюстрация – это дух Русского литературного ренессанса.

Кроме того, в очередной раз хочется высказаться за проект: «Исторические названия». Идея витает в воздухе давно. Кажется, теперь, в канун юбилея, уже совсем пора на городских улицах развесить таблички-аншлаги с их старыми названиями. Важно, что проект подразумевает не переименование улиц, а именно дополнение современных названий их историческими, как это заведено в Суздале, Ярославле, Владимире, Смоленске, Воронеже, Тутаеве, Вологде и других древнерусских городах. А в сумме из подобной постановки может вырасти вся экскурсионная индустрия города, которая, в свою очередь, может поднять престиж и спрос на реставрационные работы в исторической части города. Только представьте себе два-три дома на улице, а то и целый квартал, восстановленный и отреставрированный по всем элементам на конец XIX — начало XX вв. – это ценнее любого мосфильмовского павильона для туриста, потому что степень подлинности — максимальная неподдельная, живая. Образ города в этом случае многократно усилится всеми литературными образами наших гениальных земляков, которые, по-видимому, не подозревали о такой своей градозащитной миссии.

И не надо никаких огромных бюджетных затрат и разработки колоссальных проектов – всё может состояться малыми усилиями неравнодушных людей, по-настоящему понимающих суть вопроса. А если их инициатива совпадёт с интересами администрации – это и будет тем, что называется общим делом. Делом всех, кто верит в столицу литературных провинций мира.

На ту же тему
Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Литературная-Столица.рф © 2018 ·   Войти   · Тема сайта и техподдержка от GoodwinPress Наверх